Бесы или от какого наследства мы отказываемся

Важно все переосмыслить

3 ноября 2017 в 14:51, просмотров: 1350

Грядет 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Это еще один повод вспомнить о том, что событие вековой давности оказалось переломным не только для российской, но и для мировой истории.

Бесы или от какого наследства мы отказываемся
Фото: Оксана Лещинская

По мнению экспертов, эта дата требует осмысления и переосмысления. Вопрос о месте революции 1917 года и советского наследия в понимании исторического пути страны по-прежнему открыт. Его мы обсудили с кандидатом философских наук, доцентом, руководителем фракции «ЛДПР» в Костромской областной Думе Юрием Кудрявцевым.

- Юрий Петрович, сегодня много разных мнений вокруг октябрьских событий 1917 года, ваше отношение к тому, что пережила страна?

- Действительно, важно все переосмыслить, потому что люди, которые совершили исторический переворот, давно умерли. Но и сегодня немало людей, убежденных в правоте большевистских идей. С легкой руки Бориса Ельцина - у нас каждый россиянин стал «дорогим». Жаль, что большевики не дорожили населением страны.

- И все-таки, это была  революция или переворот?

- Считаю, что это был бунт, которые осуществили дезертиры с фронта (матросы, солдаты) крестьяне - бедняки. Большевики ловко воспользовались тем, что шла Первая мировая война. Власть в стране была ослаблена.

- Для царской России участие в Первой мировой войне было ошибкой?

- Да, это историческая ошибка нашей страны. Надо было сделать все, чтобы не войти в ту войну. Но Англия и Франция втянули наше государство в мировую бойню, и никто в России этому противостоять не смог. Россия, верная «священному союзническому долгу», поддержала страны Антанты в конфликте.

- И все-таки, какие достижения, на ваш взгляд, были при царской России?

- Нам все время говорили, что в России в 1913 году все было очень плохо. На самом деле по темпам роста национального дохода и производительности труда Россия тогда занимала 1 место в мире. По уровню промышленного производства у нас было 4 место в Европе и 5 в мире. Наша страна по важнейшим показателям уступала лишь США, Германии, Великобритании и Франции. План электрификации страны был утвержден ещё в 1909 г., но из-за войны не сразу был осуществлен. Также с 1895 по 1906 год вдвое увеличился речной флот и стал самым большим в мире. По производству основных видов сельхозпродукции Россия вышла на 1 место. Благодаря прогрессивной столыпинской реформе, которую одобрил и всячески продвигал государь, в 1916 г. уже 90% земель принадлежало крестьянам. Согласно Поуездной Всероссийской переписи 1917 г. крестьяне обеспечивали 89,3 % посевов сельхозкультур и владели 94 % поголовья сельскохозяйственных животных. До 1913 года Россия кормила всю Европу, была одной из сильнейших держав в мире. Государственные расходы на культуру и образование при  Николае II увеличились  в 8 раз и в 2 раза опережали расходы Франции и в 1,5 раза - Англии. Медицина была бесплатной, по количеству врачей Россия была второй в Европе, и третьей в мире. В 1908 г. было введено бесплатное начальное образование. К 1916 году грамотных граждан в Империи  насчитывалось не менее 85 %. За 23 года правления Николая II, население страны выросло почти на 60 миллионов человек. После 1917 года оно только уменьшалось. Наше государство было действительно очень мощным. Но после первой мировой и гражданской войны лежало в руинах.

- Какие кардинальные изменения произошли в стране после революции?

- Когда большевики разрушили все «до основания», им все же пришлось проводить индустриализацию и коллективизацию в стране. Другого пути у них не было. На индустриализацию потребовались огромные деньги, а поскольку никаких колоний у России не было, провели коллективизацию и ограбили своих крестьян. В итоге мы до сих пор не можем восстановить сельское хозяйство.

- Каким образом, по вашему мнению, появился феномен Ленина?

- Я считаю, что большевики были самой агрессивной, наступательной партией. В основе было марксистское учение. При этом меньшевики тоже были марксистами. Но формально большевиков на одном из съездов оказалось больше. Значит, они сильнее и это откладывалось в подсознании людей. Большевики перешагнули через много трупов, идя к цели. Какая необходимость была стрелять в царя? А в его детей? Я считаю, что это варварство, расправа. В то же время Ленин развивал идеи Маркса, и у него было много положительного. Например, НЭП. Правда новая экономическая политика прожила в стране недолго. Постленинское руководство усмотрело в новшестве контрреволюционный заговор и быстренько свернуло его.

- Почему так быстро мы  поверили в ленинизм?

- Это была утопия. Большевики даже пытались заменить православие новой религией - марксизмом-ленинизмом. Надо было заставить в это верить. Но православное христианство оказалось настолько сильным в российских традициях, что его не смогли вытравить из народного сознания.

- Было что-нибудь хорошее у строя, который пришел на смену царскому самодержавию сто лет назад?

- Индустриализация, конечно. Если бы быстро индустриализацию не провели, то страна быстро бы потеряла свою независимость. С одной стороны - позитивный момент, но какими жертвами. Один ГУЛАГ чего стоит. Россия многое упустила после 1913 года. Например, золотой рубль. Там только фунт стерлингов несколько превосходил курс рубля, доллар, франк, рубль золотой свободно конвертировался. Во многом это заслуга Николая II, он сделал такую валюту - «железную». Ни у одного государства не было такой прочной валюты.

-Что все-таки стало итогом событий октября 1917 года?

- Сегодня даже члены компартии не вполне понимают, что было и что стало. В конце концов, Советский Союз пришел к кризису сельского хозяйства, промышленности. Проблема с обеспечением продовольствием была не решена. Товаров было много, но на экспорт они не шли.  Хорошо работал только ВПК, что обеспечило Победу в Великой Отечественной войне, восстановление тяжелой промышленности после войны, создание ядерного щита. Очень много желающих превратить демократию в нашей стране в желтую революцию, как в Украине и покончить в итоге с нашей независимостью. Должны быть две-три партии, и они должны быть, прежде всего, патриотическими. В те годы была создана новая единая историческая общность людей - советский народ. Никакого национального геноцида у нас не было. Как раз тот редкий случай, что все национальности сохранили свой язык, свою самобытность. Но, закрепленное Конституцией право наций на самоопределение,  стало «бомбой», заложенной под основу государственности, которая «рванула» в 1991 году. Хотя был всесоюзный референдум, на котором народ в СССР однозначно проголосовал за единое государство. Но, тем не менее, Союз развалили. Государство, которое веками строилось, в том числе и династией Романовых, было разрушено.

- За что сегодня винят большевиков?

- За депопуляцию населения, ГУЛАГ, уничтожение сельского хозяйства, распад союзного государства. Советский Союз распался. А ведь никаких революций не было. КПСС просто отказалась от власти.

- Как вы считаете, Юрий Петрович, в чем проблема современных коммунистов?

- На региональном уровне мы часто видим проявления «демократического централизма», когда мнения руководства расходятся с мнением рядовых членов партии, особенно это касается молодежного крыла. Истина, де мол, должна быть в одной инстанции, а если что, то сразу исключение из рядов! Я не берусь подробно обсуждать эти проблемы - они внутрипартийные. Но не думаю, что это укрепляет позиции партии в регионе  и способствует партийному строительству. Когда говорят, что у нас демократии мало, ну а что в Советском Союзе ее было много? Ее вообще никакой не было.  Тогда была одна партия. Да, кстати, не забывайте, что именно ЛДПР стала первой партией, которая разбавила всю эту недемократичность. А проблема в том, что всякого рода «демократов», которые финансируются с Запада, нам допускать до власти ни в коем случае нельзя. Цель у них - не улучшение жизни людей, не национальные интересы страны, а согласно целевому финансированию - развал нашего государства. Политическая система в нашей стране должна быть стабильной. Она должна быть такой, чтобы при смене властных полномочий одной партии на другую, политическая система страны кардинально не менялась, чтобы никаких революций не происходило. Их было достаточно для нашей страны.

- Вы на демонстрацию 7 ноября пойдете?

- Нет. У нашей партии будет митинг, посвященный Дню народного единства. Мы не считаем события столетней давности революцией и большим достижением. Федор Достоевский в своем романе «Бесы» дает определение революционеру - это раскольник, немного террорист, с действительно бесовскими идеями.  Считаю, что революция 1917 года - своего рода первая проба пера на желтоцветность.  Кстати, переворот мог быть транслирован и из-за  рубежа. И здесь надо отдать должное большевикам, что они Европе и той же Англии показали «кузькину мать» в полном смысле этого слова. Так что никакого манипулирования не получилось. Если все это трансформировать на современность, очень бы хотелось, чтобы представители революционных в прошлом партий не вступали в союз с врагами России для достижения своих политических целей. Важно объединить народ, и чтобы внутри страны никаких расколов и гонений не было. Когда страна объединена, весь народ работает над развитием своего государства особенно, когда речь идет о таком государстве как Россия. Победить такой народ, такое государство  невозможно.






Партнеры