В Костромской области хранятся древние знания Тибета?

Где хранятся древние знания

20 октября 2016 в 13:34, просмотров: 2037
В Костромской области хранятся древние знания Тибета?
Фото: zapoved.net

Эзотерик Николай Рерих в очерке «Сердце Азии» рассказал об одной из своих экспедиций в Гималаи. Там же он написал: «Недавно в Костроме умер старый монах, недавно ходивший в Индию».

Исследователь Игорь Минутко в книге «Искушение учителя. Версия жизни и смерти Николая Рериха» поясняет, что упомянутый Рерихом монах преставился в 1925 году. И только через многие годы удалось узнать, что в середине 1880-х годов целая группа костромских старообрядцев-монахов совершила паломничество в Индию и Тибет. Они побывали в древних монастырях, в священном для всех буддистов городе Бенарес в Индии, несколько лет общались с тибетскими мудрецами. Там костромичи получили такие обширные сведения о Вселенной и человеке, какие обычному человеку недоступны. Они получили на руки стелы с вырезанными на них тибетскими идеограммами (символами), где было изложено древнее учение тибетских мудрецов, оно называется «Дюнхор», или «Калачакра».

Вышел на этих «посвященных» в начале 1920-х годов профессор, оккультист Александр Барченко. В 1925 году он возглавил сверхсекретную нейроэнергетическую (оккультную) лабораторию при ОГПУ по изучению паранормальных явлений - биоэлектроники, экстрасенсорики и телепатии. Костромской историк и журналист Константин Воротной утверждает: он встретился в Москве с выходцем из Юрьевца Михаилом Кругловым. В столицу тот приехал, имея при себе стелы с тибетскими идеограммами - письменными знаками, условно изображающими понятие (в отличие от букв, обозначающих звук).

Круглов доложил ученому-чекисту о человеке, который был допущен к святыням Тибета и Индии, а потому обладал знаниями, куда более обширными, нежели сам Круглов. Человек этот жил в Костроме, звали его старец Никитин. В сентябре 1924 года Барченко прибыл в Кострому и лишь только в ноябре встретился со старцем в его доме на улице Сенной.

Никитин смотрел с пониманием

Игорь Минутко описывает пребывание Барченко в Костроме: «Едва появившись в городе, ученый привлек своим «нездешним видом» бдительных работников местного ОГПУ. И хотя стражам революционной законности были предъявлены все необходимые документы, учёный был арестован «до выяснения обстоятельств». При аресте у подозрительного путешественника были изъяты книги по оккультизму и мистике и револьвер системы «смит-вессон». Больше всего смущало оперативников то обстоятельство, что гражданин Барченко прибыл в Кострому без всяких видимых причин - никем не командирован».

Фото: drive2.ru

И разыскивает ученый какого-то старика Никитина, а это очень подозрительно. Но арест оказался недолгим, уже вечером того же дня Александра Барченко выпустили на свободу. Кто-то явно помог.

На следующее утро в номер коммунальной гостиницы «Серп и молот» постучали, и перед профессором возник молодой человек в новой милицейской форме.

- Идемте, гражданин, - приказал он.

Они прошли через весь город и оказались на окраине: низкие домики, канавы со стоячей водой.

Милиционер привел Барченко в покосившийся домик. На крыльце их встретил высокий худой старик в облезлой шубе и в валенках. На морщинистом лице все черты как бы застыли, только глаза смотрели зорко и с пониманием.

Со старцем Барченко провел в Костроме больше месяца - в долгих беседах, а случалось, и спорах. Его собеседник принадлежал к секте старообрядцев-бегунов, вернее, к ответвлению этой секты: «Мы называем себя голбешниками». В разных местностях России они называются по-разному: не только голбешники, но и бегуны, пустынники, скрытники.

В странничестве они организовали целую сеть конспиративных квартир, которая, как рассказывал Никитин, к началу ХIХ века раскинулась от Белого моря до Индии и Тибета. В одной только Костроме полиция обнаружила в середине XIX века более сотни таких явок.

Однако всех тайн этого учения, его практическую сторону старец раскрыть профессору так и не успел - в середине 1925 года Никитин скончался и был похоронен на одном из старых старообрядческих погостов, утверждает Константин Воротной в статье «В поисках Беловодья».

После знакомства с костромскими старообрядцами у Барченко утвердилась мысль совершить экспедицию в Тибет и Индию в поисках тайных знаний, но из-за интриг в руководстве ОГПУ она не состоялась.

Что осталось в Княжей Пустыни

Костромские старообрядцы ходили не только «за три моря». У них, как считают некоторые костромские исследователи, был свой интерес и на севере губернии, в глухих кологривских лесах. Например, в Княжей Пустыни. Кстати, «пустынь» означает уединенное место, обитель. Во времена правления царя Алексея Михайловича, когда начала реформироваться церковь, старообрядцы, спасая свою веру, селились в глухих местах. Вот и в Княжей оказался старец-отшельник.

Эту мысль развил костромской писатель и журналист Владимир Шпанченко. В его книге «Путешествие в Княжую Пустынь» говорится: «В начале 90-х годов, когда стал относительно свободным доступ журналистов в архивы КГБ по Костромской области, мне показали закрытые прежде документы. Так я узнал о заброске немецких диверсантов на территорию нашей области близ Антропова. Среди диверсантов были бывшие кадровые военные РККА из предателей. Были и немецкие офицеры из Анненербе («Наследие предков»). Куда они шли? С какой целью появились в окрестностях Святой горы? Это осталось загадкой. Ясно одно, что эсэсовские ученые из «Наследия предков» если и шли к Святой горе у Княжей Пустыни, то не с целью притащить камни на верхушку горы, как это делали паломники. Перед ними стояли какие-то другие задачи».

Константин Воротной предполагает, что можно было там найти: «Кологрив стоит на отрогах Северных увалов - легендарных Рипейских (Гиперборейских) гор. Именно здесь находилась легендарная страна наших предков - Беловодье. Кологрив был одним из святилищ Беловодья. Лишь многие века спустя географическое положение этой страны переместилось на юг, в Тибет и Индию».

Не исключено, что фашисты планировали найти в Княжей Пустыни хотя бы частичку древних знаний, которые, возможно, до сих пор хранятся внутри самой Святой горы. Знаний, оставшихся как от гиперборейцев, так, возможно, и от костромских старцев, которые когда-то были вхожи к тибетским ламам.

Портал в Гиперборею

Владимир Шпанченко не однажды рассказывал, что видел в Святой горе какой-то вход: «Спустился немного вниз. Держась за кусты, сделал несколько шагов в сторону - и передо мной вырос замшелый монолит четырехугольной формы, высотой метра в три. Впечатление такое, что этот монолит закрывал вход в таинственные пустоты горы. Глядя на него, трудно поверить в то, что он появился естественным образом в отвесной стене».

Исследователя отвлекли, и он махнул рукой на этот самый вход, мол, в следующий раз его найдет. Видел потом еще два раза. Но не получалось его хорошенько рассмотреть. Видимо, не судьба. Даже сфотографировать этот вход Шпанченко не догадался, хотя с аппаратом не расставался. А потом этот самый монолит и вход в гору найти не мог. А ведь, казалось, запомнил: находится недалеко от деревянной часовни, сбоку от старого погоста. Но и другие люди проходят рядом и не видят прямоугольный камень в три человеческих роста. В приватных разговорах с автором этих строк он называл вход в Святую гору порталом гипербореев…

Он же рассказывал, что местные жители Михаил Крутиков и Александр Жиганов однажды во время охоты наткнулись на валун, на котором был виден четкий отпечаток правой человеческой стопы. А уроженец Княжей Пустыни Чистов подростком лазил вместе с друзьями в глубокий колодец. В его стенках ребята обнаружили два прохода, между которыми лежала доска. Судя по всему, там располагался некий тайник. Позже Чистов, плутая по лесу, вдруг увидел дверь в склоне Святой горы. К ней вели каменные ступеньки. Открыть дверь не удалось.

В 1719 году здесь был открыт женский монастырь. Сейчас он не сохранился. Говорят, когда умирала его последняя монахиня, она сказала: «Будут люди ходить по кладу, но никогда его не найдут».

Старожилы рассказывали, что иногда вода в потоках Святой горы светится какими-то блестками. Брали ее на анализ, который определил наличие кристаллов какого-то металла. Возможно, серебра? Однако исследователи думают не о драгоценном металле, они уверены, что глубоко в горе хранятся древние знания, к которым когда-то имели отношение (в том числе доступ) костромские старцы. Всему свое время. Возможно, когда-то и тайна Святой горы будет разгадана.



Партнеры